Лучше позже…


Люди разные - разные родители, разные гены, разные условия беременности и питания родителей, разные условия проживания и много ещё чего. "Природа" человека, среда обитания, культурная среда, особенности воспитания и образования и порождают это людское многообразие.
Тоже самое можно сказать и о людях глубоко мыслящих. Здесь мелочей не бывает. Напротив, эти "мелочи" определяют порой многое.
Если родители чрезмерно бережно относятся к ребёнку, не обязательно формируется баловень. Но ребёнок начинает манипулировать родителями, принуждая их   определённому поведению. Он как бы сам формирует окружающую его среду и осознаёт что способен на это. И тогда является нам мыслитель-режиссёр.
Если родители жёстко контролируют ребёнка, принуждая его к определённому поведению и наказывая его за непослушание, ребёнок вынужден приспосабливаться к миру. Он не формирует собственные миры, все его усилия направлены на приспособлению к чужому миру, к осмыслению собственного поведения и последствий такого поведения. Идёт процесс осознания причин и последствий... И тогда может явиться мыслитель-философ.
Это, конечно, некая упрощённая схема, но и в ней есть смысл. И из этой схемы вытекает, что С. Кургинян - мыслитель-режиссёр или режиссёр-мыслитель.
Мне предопределена иная роль и иная участь...
С СВ столкнулся давно. Сначала у них был свой сайт. Были споры. Разные споры. Потом сайт начал умирать. Тогда они завели себе ЖЖ, где тоже шло столкновения точек зрения. Но и этот ЖЖ быстро умер.
Что сказать? - Сторонники Сути Времени редко готовы осознавать чужую точку зрения. Они склонны к навязыванию своей точки зрения, которая во многом формируется С. Кургиняном. Но он и сам склонен к подобному подходу к спору. Когда он прав это приносит результаты, но если он чего-то не понимает, понимать это он и не хочет.
Ещё в большей мере это касается его сторонников и почитателей. Из моего заочного спора со сторонниками СВ этот вывод стал очевиден...
Для режиссёра-мыслителя мир - это некий театр, где на сцене его сторонники, которыми он управляет, а в зале его сторонники, которые ему внимают, иногда не задумываясь и не споря.
Для мыслителя-философа истина и правда - это некий родниковый ключ, который с трудом пробивается на поверхность. Но пробившись, он начинает затапливать своё окружающее пространство, заполняя всё новые и новые участки, куда проникает вода в своём движении. Иногда из этого рождаются мощные реки, если многие ключи в этом своём движении сливаются.
Суть подхода С. Кургиняна: противление Злу неполитическими методами.
В этом своём выступлении С. Кургинян, прямо или косвенно, признаётся во многом, от чего он ранее уклонялся или о чём не хотел говорить. Когда он говорит о том, что в современном мире невозможно сформировать нужное и массовое движение, он говорит не о мире, он говорит о России. Это в России идеи социализма не пользуются спросом и не получают массовой поддержки. Это очевидно, но факт этот С. Кургинян не признавал, пытаясь говорить от имени большинства. Потому он и отказывается от создания политической партии. Ему понятно, что в нынешних условиях такая партия обречена, не получив массовой поддержки. А эту обречённость он воспринимает как крах самой идеи. При этом он обходит вопрос, например, о Китае, где идея социализма своеобразно, но реализована.
К тому же, в политической партии роль и влияния С. Кургиняна на процесс могут измениться, если попытка будет неуспешной.
Его ссылки на Израиль тоже не внушают оптимизма, если считать, что новоявленный СССР может возникнуть через столетия... Кому и какое дело до этого нашим современникам?
И в этом замкнутом мире или, если угодно, политической секте С. Кургинян формирует политических "солдат" движения. Он не формирует политических "генералов", способных самостоятельно и успешно участвовать в реальной политической жизни России. Где они, воспитанные им за эти восемь лет?
Разумеется, самое важное - создание коммуны... Её выживание - это успех, это прототип народного предприятия, где всё организовано на социалистических началах.
Это чрезвычайно важно. Нужно осознавать, признавать и понимать, что СССР сгинул из-за антагонистических противоречий в самой его социалистической системе, что большинство его граждан отказалось от социализма или не смогли его защитить. Умерла сначала сама социалистическая идея, а уж потом разрушился сам СССР. Это особые условия, совершенно отличающиеся от условий 1917 года. - Другие времена и другие люди.
Ныне теоретическими проповедями о воссоздании СССР никого не убедить... Здесь сразу возникает вопрос: ну, воссоздании и чем это всё закончится? - А тем же! - И это доказывает историческая практика.
Как говорил К. Маркс, прежде чем начать творить Историю, человек должен есть, пить и одеваться. Нелепо требовать, чтобы человек, из-за своих моральных и социалистических убеждений, ездил на "Запорожце", когда вокруг все разъезжают на современных иномарках.
Теперь для изменения ситуации нужна не только современная теория, каковой тоже нет... Теперь нужна практика. Нужны народные предприятия, которые не только основаны на моральных и политических идеях социализма, нужны экономические стимулы, которые позволят участникам успешно экономически выживать в капиталистических условиях. Только это может стать основным аргументом в стране, отказавшейся от социализма. На одной морали, на идеях мир человека не изменишь. Это - политический идеализм, отказывающийся понимать, что современное большинство не является сторонником социализма. Мы живём уже в совершенно ином мире. Потому теории, решения и подходы должны быть иными. - Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

Стратегия С. Кургиняна сомнительна и с точки зрения сохранения России. Надежды остановить поднявшуюся политическую волну разрушения утопичны. Слишком разобщены люди. Разобщены нравственно и политически. Разобщены регионы, живущие в совершенно разных экономических, жизненных и культурных условиях. Слишком велико и глубоко это социальное и региональное разобщение. Такую волну не остановишь – поздно уже будет…

Решение в том, чтобы формирование такой волны не допустить. Лучшее решение: сформировать собственную политическую волну. Но для этого нужны лидеры, нужна теория, нужна партия и массовая поддержка граждан.

Но ясно, что кризис, если таковой охватит Россию, мирным исходом не закончится. Как бы там ни было, но усилиями В. Путина, того же С. Кургиняна, КПРФ, В. Соловьёва и его команды, усилиями многих других сформировались люди, готовые к решительному противостоянию. В худшем случае, масштабная гражданская война неизбежна – никто никому уступать не собирается.

В лучшем случае, уже не Москва насильственно определит дальнейшую судьбу России, но Россия решительно определит судьбу Москвы, какой бы  она не была…

Что же? – Кое-что из важного сказал…

Ха-ха…


Что здесь самое интересное и самое смешное? – Это разговор между советским человеком и человеком из СССР, который советским никогда и не был. Тут противостояние двух идеологий. Сейчас модно говорить, что в РФ нет идеологии… Это смешно! – Идеология всегда есть, в любой стране и у каждого. Эта идеология вырывается из людских ртов, прячется в их мыслях и реализуется в жизненном поведении. Потому В. Соловьёв и вертится как уж на сковородке… Ещё бы! – Я. Кедми обходится без имён, но всем ясно, что речь идёт о Грефе. А фигура Грефа для В. Соловьёва священна. Греф не просто друг Соловьёва, Соловьёв  - единомышленник Грефа. И единомыслие их сводится к тому, что есть простой люд, тупой и ленивый, а есть избранные, которые умны и трудолюбивы и потому у них есть виллы в Италии.

Потому избранные, наделённые даром от природы, презирают тех, кто не наделён таким даром от рождения и пребывает в бедности и нищете. И потому избранные, также от природы, наделены правом манипулировать и управлять этими, обиженными природой, существами. Об этом и твердит Греф, этим же Соловьёв объясняет бедность россиян и свою обеспеченность.

Именно потому  этим духовно убогим не нужно воспитание, образование и культура. Им не нужны и умения… им нужны только навыки!..

А в основе подхода российских большевиков покоилась уверенность в том, что воспитание и образование уравнивают во многом все природные различия. Слишком многое в человеке определяется условиями и обстоятельствами его развития и становления. Эти условия различны… а уж сейчас… только В. Соловьёв может думать, что дети Абрамовича и дети слесаря российской глубинки имеют равные возможности для интеллектуального и культурного развития.

Здесь всё просто и ясно… ясно уже века! – Почему люди богаты? – Потому, что умны и трудолюбивы. – Почему люди бедны? – Потому, что тупы и ленивы. – Всё просто… Социализм – уравниловка! – Потому избранные против социализма и потому они за мир капиталистический, дающий им право быть избранными или избранными уже по наследству.

И эта идеология при смене поколений победила идеологию социализма большевиков. А Я.Кедми, ласково и не навязчиво. пытается объяснить свой подход, подход советского человека. Они были. Эти советские…  Их такими воспитали… нас воспитали… Мало нас было… Мало! Но мы были… И следы наши ещё видны, хотя и сильно вытоптаны новыми поколениями на путях современного мироустройства.    

С. Кургинян. Из последнего. Фрагменты.


Я понял в 1993 году, что я буду жить в отвратительной стране с очень неблагополучным населением, чудовищной элитой и более чем странными политическими партиями, которые будут болтать о том, что они выражают интересы народа. Я понял, что всё это будет чудовищно плохим, и в этой чудовищно плохой среде я должен буду жить, потому что вне России я жить не могу, а Россия такова, какова она есть. И я понял даже больше. Что мне придется это защищать, потому что как только это рухнет, — а государство обрушить было очень легко, и сейчас это легко сделать — главное, что потом на территории появятся оккупационные войска, будут летать американские вертолеты, и всё станет совсем фатальным. Значит, жить нужно внутри этого чудовищного неблагополучия, в этом роковая необходимость. Это надо будет любить, защищать, как-то в нем существовать, а существовать в целом я могу только никак не задевая свое человеческое достоинство и представление о своих ценностях.

Это вовсе не означает, что можно воспевать то, что есть. Я назвал это давно «стабилизацией криминального капитализма». Этот капитализм не мог не быть криминальным, я объяснял это много раз. Он и стал криминальным. И то, что произошло в 2000-е и в 2010-е годы и так далее, — это стабилизация этого субстрата, а вовсе не изменение его качества. Никто не меняет его качества, его стабилизируют, им пытаются управлять, его пытаются нормализовать.

Ну, так вот, это окончательно нормализовать, стабилизировать и облагородить невозможно. Оно то, что оно есть. Сдержать его деструктивные позывы в определенной степени можно, их можно смягчить, поэтому мы летим вниз не с той скоростью, с которой могли, а гораздо медленнее. И процессы происходят не столь однозначно, как должны были, а гораздо более сложным образом. Но они всё равно омерзительны, изначально.

Ровно так же сейчас никакого отношения к классовой борьбе не имеет ситуация, в которой мы живем. Общество находится в глубоком регрессе и апатии. Оно аморфно, оно само настолько же повреждено, как элиты и партии — «народ и партия едины». Оно начинено всеми теми социальными, психологическими, метафизическими вирусами, которые породил 1993 год. И не надо мне говорить, что это было когда-то давно, мы тогда еще не родились, ни за что не отвечаем. Исторически мы отвечаем за всё. А я — так уж тем более, потому что я не только жил в ту эпоху, но я еще и находился в гуще борьбы.

Что же касается того, как можно исправлять подобного рода ситуацию, — ну так исправлял же ее Древний Рим, принимая христианство. Были какие-то катакомбные группы — параллельные, живущие другой жизнью, гораздо более благой, нравственной и какой-то твердой по своим основаниям. Они-то и оказались востребованы Константином по тем или иным причинам. Потом и сам Рим удержался на плаву какое-то время, и Византия создалась, Восточная Римская империя.

Вот отсюда и проистекают мои приоритеты: и мое нахождение в Александровском, и распределение времени и энергии между различными видами деятельности. Ко мне обратились люди, несущие на себе отпечаток всех повреждений эпохи. Они сказали, что хотят из этого выбраться, что они могут представлять собой какую-то молекулу в том опорном контингенте, который сможет реально изменить направление исторического процесса.

Они проявляют удивительную самоотверженность и в целом верность и стойкость — это очень небеспроблемное всё, ну так я этим и занимаюсь. Безнадежное ли это дело или здесь есть надежда — я не умею сидеть, сложа руки, я должен бороться так, как считаю нужным, я должен защищать то, во что я верю.

Я твердо знаю, что предаваться иллюзиям по поводу того, что неблагополучное общество с крайне неблагополучными партиями осуществит какие-то перетурбации, при которых нынешнее неблагополучие превратится в рай земной или во что-то благополучное, — невозможно. Опомнитесь, посмотрите на эти лица! На все сразу: и властные, и оппозиционные.